Mel CD1001169
Бах, Лист, Равель, Барток, Шуберт, Дебюсси, Паганини, Шуман, Стравинский
Диск выпущен фирмой МЕЛОДИЯ
На эксклюзивном распространении в фирме AQUARIUS
КУПИТЬ

CD1

    И.Бах

1-3 Концерт для скрипки с оркестром ля минор

    Ф.Шуберт

4-7 Дуэт для скрипки и фортепиано ля мажор, соч. 162

    Н.Паганини

8 Соната №12, соч.3 ми минор

    Р.Шуман

9-11 Соната № 1 для скрипки и фортепиано

    Ф.Крейслер

12 Сельская серенада в стиле Куперена

    Б.Барток

13 Рапсодия №2 для скрипки и фортепиано

    Р.Щедрин (обр. Снитковский)

14-16 Три Фрагмента из балета «Конек Горбунок»

Камерный оркестр, дирижер Л.Маркиз (1-3),
Семен Снитковский, Леонора Иосиович (4-16)
Годы записи: 1963—1975

Звукорежиссеры: Э.Шахназарян (1-3), В.Скобло (4-16)
Ремастеринг: М.Пилипов (1-8, 12-16), Whip Records (9-11)

CD2

    Л.Н. Клерамбо

1 Прелюдия и Аллегро.

    Ф.Шуберт

2 Концертштюк для скрипки с оркестром ре мажор

    К. Шимановский

3-5 Соната для скрипки и ф-но, соч.9 ре мажор

    Н.Паганини - К.Шимановский

6 Каприс №20, соч.1 ре мажор

7 Каприс №21, соч. 1 ля мажор

    Эжен Изаи

8 Соната-баллада № 1 ре минор для скрипки соло

    Карен Хачатурян

9-11 Соната для скрипки и фортепиано соль минор

    К.Дебюсси (обр. Я.Хейфеца)

12 Послеполуденный отдых Фавна

    М. де Фалья

13 Хота

Семен Снитковский, Леонора Иосиович (1, 3-7, 9-13)
Семен Снитковский, Ансамбль солистов, дирижер Л.Маркиз (2)
Семен Снитковский (8)
Годы записи: 1963-1978

Звукорежиссеры: Э.Шахназарян (2), В.Скобло (1, 3-13)
Ремастеринг: М.Пилипов (2-7, 12, 13), Whip Records (1, 8-11)

CD3

    А. Глазунов

1 Концерт для скрипки с оркестром, соч.82 ля минор

    К.Дебюсси

2-4 Соната для скрипки и фортепиано соль минор

    Ф.Шуберт

5 Рондо для скрипки и струнного оркестра (переложение для скрипки и фортепиано) си бемоль минор

    М.Равель

6 Два вальса из «Благородных и сентиментальных вальсов»

    Ф.Лист

7 Венгерская рапсодия для скрипки и фортепиано

    И.Брамс

8 Скерцо (3-я часть из скрипичной сонаты до мажор)

    К. Скотт

9 Страна лотосов. Пьеса для скрипки и фортепиано

    И.Стравинский

10 Русские танцы. Сюита из балета «Петрушка» (переложение для скрипки и фортепиано)

БСО BP дирижер Г.Рождественский (1)

Семен Снитковский, Леонора Иосиович (2-10)

Годы записи: 1965-1975

Звукорежиссеры: В.Скобло (1), Н.Андреева (2-10)
Ремастеринг: М.Пилипов (1-4, 8), Whip Records (5-7, 9, 10)

Редактор: А. Готов           Дизайнер: И. Крюков

ИСКУССТВО СЕМЁНА СНИТКОВСКОГО
Семён Снитковский (скр); Лев Маркиз , дир; КО; 1 Леонора Иосифович (фор); 2 Лев Маркиз, дир; 3 Анс Солистов; 3 Геннадий Рождественский, дир; Большой СО Вооружённых сил* МЕЛОДИЯ 10 01169 (3 CDs: 217:05)

БАХ Скрипичный концерт №1.1 ШУБЕРТ Дуэт в А, оп.162,2 Пьеса в D.3 Рондо в b, «Блестящее Рондо». ШИМАНОВСКИЙ Скрипичная соната.2 ПАГАНИНИ Скрипичная соната в e, оп. 3/6.2 Каприсы: №20; №21 (ар. Шимановского). ШУМАН Скрипичная соната в а.2 КРЕЙСЛЕР Сельская серенада (?). 2 БАРТОК Рапсодия №2.2 ЩЕДРИН (ар. Снитковского) Конёк-Горбунок: 3 фрагмента.2 КЛЕРАМБО Прелюдия и Аллегро.2 ИЗАИ Скрипичная соната №3 (для скрипки соло), «Баллада». К.ХАЧАТУРЯН Скрипичная соната.2 ДЕБЮССИ Прелюдия к «Послеполуденному отдыху фавна» (обр. Хейфеца).2 Скрипичная соната. ФАЛЬЯ Хота.2 ГЛАЗУНОВ Скрипичный концерт. РАВЕЛЬ (ар. Хейфеца) Благородные и сентиментальные вальсы.2 ЛИСТ Венгерская рапсодия. БРАМС Венгерский танец в а. (Сирил) СКОТТ В стране лотоса. СТРАВИНСКИЙ Петрушка: Русский танец

Согласно буклету, Семён Снитковский (1933-!981) обучался в Одесской Музыкальной школе им. Столярского до 1946 года, затем, после Второй Мировой войны, учился у В.З. Мордковича и у него же продолжал и закончил учёбу в Одесской консерватории. В 1957 году С.Снитковский поступил в аспирантуру Московской консерватории в класс Давида Ойстраха. Впоследствии он стал профессором этой же Консерватории. Изданная к семидесятипятилетию со дня рождения артиста коллекция записей на трёх компакт-дисках представляет С.Снитковского в различных жанрах исполнительского искусства: играющим концерты Баха и Глазунова с оркестром, Сонату №3 Изаи –соло и большое количество пьес в сопровождении фортепьяно.

Первый компакт-диск с произведениями, записанными в 1963 – 1975 годах, удачно начинается с Первого скрипичного концерта Баха, исполнение которого, лишённое манерности и не сводящееся к чистому академизму, выглядит достаточно современным. Интонация С.Снитковского, с её сочной чистотой, напоминает игру Майкла Рабина; его звук кажется пьянящим, подобно звучанию Зино Франческатти и Арона Розанда, но имеется и тонкое отличие: звучание как бы сопровождается небольшим электротоком, что вызывает волнение. Хотя звукооператоры выделили С.Снитковского как солиста, оркестр звучит достаточно ярко. В Шубертовском Дуэте, записанном вместе с Леонорой Иосифович, некоторое шипение звука кажется вызванным расстоянием. В дальнейшем оба исполнителя демонстрируют приверженность к бурному стилю первой части, хотя при этом им вполне удались и лирические, тёплые эпизоды. Движущая энергия их Скерцо приводит к почти демоническому звучанию. Хотя они полагаются в своём прочтении Трио (?) на скользящий хроматизм, Снитковский никогда не звучит чрезмерно хрупко или, напротив, исступлённо даже в самых волнующих пассажах, хотя, может быть, его исполнению нехватает весомости Крейслера, играющего Рахманинова.

Короткая Соната Паганини, опус 3/6, предоставляет возможность раствориться в белькантовой лирике. Звукоизвлечение Снитковского и интонация делают его идеальным интерпретатором этого вида музыки, медоточивой в первой части и блестящей во второй, имитирующей погоню.

Дуэт исполняет первую часть Сонаты Шумана в а с возрастающей романтической пылкостью, но последующие темы прозвучали несколько апатично . Во второй части вариации скерцандо могут показаться недостаточно пикантными или игривыми (например, рассмотрим запись Гидона Кремера и Марты Аргерих, произведенная Deutshe Grammophon, 419235), и смычковая техника в финальной главной теме кажется немного тяжеловесной, но поддержка Иосифович вносит воздушность в исполнение.

Дуэт воздушно исполняет небольшую «Серенаду в стиле Куперена» Крейслера. Далеко не каждый, даже из великих скрипачей, может отразить хотя бы одну из многих граней крейслеровского обаяния, но близкое ему по духу исполнение Снитковского является немалым достижением.

Во Второй рапсодии Бартока Снитковский и Иосифович передают глубокий смысл музыкальной экзотики; тембральное разнообразие Снитковского в этой работе и его искусный динамический диапазон (от пульсирующего звука на струне соль до жёсткого и поразительно искрящегося - на ми), не говоря уже о его интенсивности,

позволяет ему создать «настоящее» цыганское почти-попурри. «Три фрагмента», заключающие программу первого диска, позволяют сделать ошеломляющее заключение об исключительном мастерстве Снитковского-аранжировщика, таланте такого же уровня, как у Хейфеца и Крейслера, настоящее техническое и эмоциональное пиршество.

Второй диск включает выступления, записанные в 1963-1978 годах. Если Снитковский звучит агрессивней в «Прелюдии и Аллегро» Клерамбо, чем Грюмо в музыке барокко, то играет он с такой же убеждённостью и элегантностью, но даже чуть более порывисто. В пьесе Шуберта оба, и солист (в отточённости и напористой игривости его атак) и оркестр (в его россиниевском богатстве) предлагают драму виртузного концерта Паганини, хотя трудности этих вещей несопоставимы. (Запись Гидона Кремера с Камерным оркестром Европы, Schubert Soiree, Deutche Grammophon 437 535, которую я рецензировал в 17:6, производит значительно меньшее впечатление).

Первое исполнение небольшой (примерно на четверть часа) Сонаты Шимановского 1904 года состоялось в апреле 1913 года. Исполнителями были Паул Кошанский и Артур Рубинштейн. Её многообразные гармониии и наводящие на размышления роскошные мелодии дают возможность познакомиться с ещё одной стороной дарования Снитковского- разносторонностью: сочная звонкость, создаваемая им на нижней струне соль (в первой части), воздушность, недосказанность (а временами, неуловимость) во второй части и, наконец, восторженная неудержимость в финале.

Снитковский и Иосифович играют аранжировки Шимановского Каприсов 20 и 21, которые представляют собой нечто значительно большее, чем просто аранжировки,- они поистине настолько же Шимановского, как и Паганини; Снитковский и Иосифович соединяют два стиля - демоническую жёсткость и расточительную чувственность - столь же успешно, как это делал сам Шимановский; мурашки бегут по телу, когда Снитковский, исполняя Каприс 21, играет в верхних регистрах. Музыка Шимановского логически приводит к Изаи. Третья соната этого скрипача всегда была в основе репертуара Ойстраха, и если исполнение Ситковского кажется чуть более настойчивым, оно вряд ли превосходит интенсивность игры старшего мастера, хотя оно достигает такого же экстаза в финале.

Соната Карэна Хачатуряна, первое занумерованное сочинение племянника Арама Хачатуряна, нашла себе место в репертуарах Хейфеца и Ойстраха, и была ими записана. Эта Соната является наиболее подходящим произведением для скрипача с таким богатым и гибким звуком, как у С.Снитковского, и он играет её с полным пониманием национальных истоков произведения, особенно в первой части и колоритном финале. Аранжировка Хейфеца «Послеполуденного отдыха фавна» Дебюсси показала, как сжатое переложение может выразить многочисленные тонкости полной оркестровой партитуры композитора, и исполнение Снитковского демонстрирует это с исчерпывающим эффектом. Программа диска заканчивается стремительной, будоражущей кровь «Хотой» де Фалья, прерываемой контрастирующими, замедленными эпизодами наполненными “ароматом роз”.

Третий диск состоит из записей 1965 – 1975, начиная с концерта Глазунова, прочтение которого столь же уверенно и столь же индивидуально, даже в каденции, сколь и исполнения Хейфеца и Мильштейна. Исполнение Снитковским Сонаты Дебюсси, до некоторой степени напоминающее Ойстраховское, по крайней мере, в её начале, кажется более насыщенным адреналином. Эта его характерная особенность переливается через край в явно более виртуозном «Блестящем Рондо» Шуберта, соответствующем характеру творчества композитора. (Здесь начинается заметное потрескивание записи, также как в некоторых следующих частях).

«Вальсы» Равеля в аранжировке Хейфеца позволяют Снитковскому добиться потрясающих эффектов. Но и , в частности, Рапсодия Листа, также как Венгерские танцы Брамса предоставляют ему благодарный материал для его музыкальных побед. Снитковский и Иосифович исполняют «В стране лотоса» Скотта с тонкой раздумчивостью в первой и третьей частях и с убеждающей силой в средней части. Исполнение аранжировки «Русского танца» Стравинского из «Петрушки» приводит это собрание дисков к нокаутирующему финалу.

Семён Снитковский занимал место между двумя полюсами – старшими современниками, Давидом Ойстрахом и Леонидом Коганом. Соединяя возможности обоих стилей, Снитковский звучит, на первый взгляд, эмоционально несколько более интуитивно, чем Ойстрах, но теплее Когана. Некоторая острота звука Снитковского не означает шероховатостей в его подходе. Скорее, она проистекает от качества скрипки, на которой он играл. Но эта лёгкая «острота» лишь придавала его исполнению некую дозу взволнованности. Даже если некоторые слушатели не поставят С.Снитковского в один ряд с Ойстрахом или даже с Коганом, каждый может воспринять мысль, технику и сердце этого великого скрипача. Я думаю, когда он играл, люди слушали.

Убедительно рекомендую.

Роберт Максэм

Fanfare magazine", Los-Angeles, USA edition January-February 2010



Композиторы: Бах И. С., Дебюсси К., Лист Ф., Шуберт Ф. П., Шуман Р.
Исполнители: Снитковский С. И.