М. Неменова-Лунц (слева) с А. Неждановой


     Мария Соломоновна Неменова-Лунц родилась 17 (29) октября 1879 года в Москве. В 1902 окончила Московскую консерваторию по классу А.Н. Скрябина с золотой медалью. Имя Марии Соломоновны занесено на мраморную доску выдающихся выпускников Московской консерватории. Творческий диапазон пианистки велик: она выступала в концертах как солистка и ансамблистка, исполняя обширный репертуар разных эпох и стилей. С 1922 года Неменова-Лунц - профессор Московской консерватории. Вела класс специального фортепиано и камерного ансамбля, а также совместно с П.А. Ламмом - класс художественного аккомпанемента. В 1938-43 годах была заведующей кафедрой общего фортепиано. Особый вклад Мария Соломоновна внесла в создание кафедры концертмейстерского мастерства (1943), которую возглавляла до конца жизни. За концертно-исполнительскую и педагогическую деятельность удостоена звания заслуженного деятеля искусств РСФСР (1946).

     Творческие взгляды и отношение к природе фортепианного звука самой Неменовой-Лунц ярко демонстрируют страницы её воспоминаний о профессоре А.Н. Скрябине: «Мне часто приходилось слышать от поклонников «сокрушительного» пианизма о недостатке силы у А.Н. Он, действительно, не обладал этим страшным fortissimo, но в исполнении его известную роль играла и нелюбовь к чрезмерной «материальной» звучности, и он всегда говорил в классе, что оглушительное forte все же должно быть мягким. «Этот аккорд должен звучать радостно-победным кликом, а тут точно с размаху неуклюжий комод на бок повалили»,- сказал он как-то про одного неистового пианиста. Поразительное умение А.Н. схватывать общий дух не мешало ему с редкой настойчивостью и необычайной тщательностью отделывать мельчайшие детали и доводить нас до белого каления какой-нибудь, не удовлетворявшей его, в смысле звучности, нотой. Вообще же «звук» составлял его главную заботу. «Клавиши надо ласкать, а не тыкать с отвращением»,- говорил он. В этой работе отыскания звука А.Н. был положительно неутомим. Заставляя нас бесконечное количество раз брать одну и ту же ноту, он точно отыскивал какую-то, ему одному слышимую, звучность, и как помогал он ее находить, часто одним удачным определением краски ...> Не признавая «ритма без музыки», он заставлял осмысливать каждый формальный пассаж, сравнивая его с частью человеческой речи».

     Судя по воспоминаниям ученика Марии Соломоновны, пианиста и музыковеда М.А. Смирнова, заветы А.Н. Скрябина, Неменова-Лунц воплотила и в своей педагогической работе: «занятия в классе Марии Соломоновны проходили в очень жизнерадостной, подчас веселой, именно артистической атмосфере... Много играла в классе. Поражало звучание инструмента, красота и одухотворенность тембра рояля, филигранность техники - особенно мелкой, пленительной, «жемчужной». Показывала студентам много упражнений, изобретенных Скрябиным для развития техники молодых музыкантов (одно из них - извлечение трезвучий и септаккордов с выделением тех или иных ступеней средствами различной динамики). В процессе концертмейстерской работы много работала с певцами, чрезвычайно внимательно относясь к произношению слова в вокальном произведении. Над переводными текстами часто иронизировала: «Перевод - что муж: если верен - то некрасив. Если красив, то неверен». Текст требовалось произносить в том же темпе, ритме, дыхании, которые указаны композитором, чтобы пианист мог как бы петь с солистом. Аналогично советовала проигрывать на фортепиано партии скрипки, виолончели и других инструментов, чтобы пианист в ансамбле был «рулевым, а не просто гребцом».

Общаясь с великими артистами и музыкантами - К.С. Станиславским, И.М. Москвиным, В.И. Качаловым, А.Б. Гольденвейзером, Г.Г. Нейгаузом, Е.А. Бекман-Щербиной, А.В. Неждановой, М.П. Максаковой, Мария Соломоновна пользовалась всеобщей любовью. «На меня спрос - как на балерину», - жаловалась она, разрываясь между непрестанными приглашениями выступить, рассказать, поиграть, проконсультировать и т. д.

Скончалась М.С. Неменова-Лунц 11 декабря 1954 года в Москве.